Девчачье

Из книги про Машу

— А, что, если бы я стала стервой?- задумчиво сказала Маша, — понимаешь, настоящей стервой!
— Стер-вой…или сте-рвой, а может сте-р-вой… А еще можно с-тервой…,- Маша играла словами. Он любил эти игры. Именно так и родилось его имя — Икс. От Феликс, Фел-Икс. Это его имя для нее.
Играя, она думала о чем-то другом. Видно было как девушка приподнимает брови и примарщивает лоб. Было интересно наблюдать за ее лицом. Рот и пухлые губы жили сами по себе, упражняясь со словом «стерва». Глаза, брови и лоб занимались чем-то другим. Тайные мысли блуждали где-то глубоко. И напряжение. Явно присутствует, наростая. Как-будто Маша принимает решение. Оно ей не нравится. Ищет другое и понимает, что затея пустая. Нет. Решение хорошее. А то, что не нравится – ничего не поделаешь. Какое есть. Зато правильно.
Игра, в которую играл Машин рот прервалась после очередного «сте-рв-ой».
— Ой!- воскликнула девушка, — уже пора!
— Так ты теперь будешь стервой? — спросил он улыбаясь.
— Нет, конечно, я не могу!
— А, что так? Ты ж собиралась?
— Ты бабищу с чебуреком видел? Перспективно? Вот и я о том же!
Феликс почувствовал щемящую боль в груди. Хроническую. Опять. Время идет. Когда же он ей все расскажет…

НАВОДКА «Государство нуждается в героях, нуждаются ли герои в государстве?…»

«Государство нуждается в героях, нуждаются ли герои в государстве?»,- рассуждала первая страница утренней бесплатной газеты Лондона. Вылетая из метро «Russel Square» в центре города, Алекс буквально выхватила газету из рук пожилого индуса. Обычно она, конечно бы, извинилась перед этим милым дядюшкой за свою резкость. Они не знаю друг друга лично, но каждое утро очень мило здороваются друг с другом. Каждое утро. Он всегда раздает газеты, а она спешит в свою школу. Так обычно. Алекс любила этот ритуал. Поезд. Пересадка. Еще одна. Лифт из метро. Термо-чашка. Индус. Газета. Школа. Учеба. Цель. И так шесть месяцев подряд. Стабильность.
Но сегодня все иначе. Сегодня ее мир рухнул. Война. Стреляют. Шок. Он. Там. Эта новая реальность заставила ее быть резкой. Хотелось бежать. Кричать. Ругаться. Тошнило. Ватные ноги. Сбитое дыхание. Застывший вопль. Зачем? Красный свет. Тормоза. Темнота. Он….

Поздравляю!


10373998_645313622221946_7974849976218717609_nСегодня день консультанта по управлению!

Читать полностью »

Из книги про Машу

Мокрое солнце расплылось пятнами. Слезы капали на уголок старого детского рисунка. Именно туда, где обычно рисуют полукруг с линиями. Влажные лучики уже сплелись в причудливом желтом узоре. А само солнце горело жаркими Машиными слезами. Она никак не могла остановиться. Обида, жуткая обида сдавливала грудь и не давала дышать. А для Машии очень важно дышать. Вдох, выдох, снова вдох. Не помогает. Внутри что-то застряло и давит. Эта старая обида на нее. Это она ее бросила. Это ее не было рядом, когда хотелось просто уткнуться в родное плечо и вдыхать запах мамы. Как было бы здорово дышать мамой. А еще Маша часто рисовала ее в детстве. И вот он, ее рисунок лежит на столе весь в слезах….